image

Максим Аверин. Координаты судьбы

"Когда объедешь всю страну, побываешь с концертом в каждом ее уголке - станешь народным артистом", - такие слова завещала Людмила Гурченко Максиму Аверину. И он объехал: от Прибалтики до Сахалина. И сыграл более трёхсот спектаклей, и собрал полные залы не только в России и Прибалтике, но и в Англии, Германии, Израиле, на Кипре.

А в декабре его музыкально-поэтический моноспектакль "Все начинается с любви. Продолжение" увидит публика США и Канады. Самое удивительное, у Максима нет ни одного спектакля, похожего друг на друга - каждый раз программа обогащается новыми прочтениями, монологами, песнями... Когда он читает "Пролог" Евтушенко, то сразу, с первых строк понимаешь, что каждое слово, как зеркало, отражает его нрав и характер, его страсть к жизни и творческий драйв: "Я разный - я натруженный и праздный. Я целе- и нецелесообразный. Я весь несовместимый, неудобный, застенчивый и наглый, злой и добрый..."

- Противоядием от ненависти и страха Чарли Чаплин называл могущество смеха и слез. В моноспектакле "Все начинается с любви. Продолжение", на протяжении 2 часов вы раскачиваете зрителя на эмоциональных качелях - то вызываете улыбку и смех, то грусть и печаль, причем, делаете это без швов, очень тонко и плавно, как когда-то это делал Чаплин...

- Чаплин - это особое явление, он - первый в кинематографе, а потом уже все остальные, кто смог услышать то, что он имел ввиду... Моя любимая книга - его автобиография, она очень здорово написана, особенно первая часть, когда он еще вне политики, открывает для себя кинематограф и исследует юмор. Конечно, по большому счету, Чаплин хитрит, когда раскрывает секреты "как рассмешить человека" - никакая схема не оживет, если она изначально не заложена в творца. Но мне очень нравится мысль о том, что "как ни парадоксально, но в процессе создания комедии смешное рождается из трагического. Мы смеемся, чтобы не сойти с ума...". Вспомните знаменитый фильм "Огни большого города": как он любуется слепой цветочницей, как влюбляется в нее на фоне совершенно потрясающей музыки, которую он сам и сочинил, как отдает за цветок последние деньги, не взяв даже сдачи... Чаплин все это доводит до патетического пафоса и в тот самый момент, когда зритель должен пустить слезу, цветочница выливает воду в лицо невидимому для нее герою - и зал смеется. И вот этот смех сквозь слезы, как мне кажется, и есть жанр сегодняшнего дня.

- Вы хорошо чувствуете время?

- Я не могу долго находиться в прошлом - каждый раз, когда жизнь отбрасывает меня назад, пытаюсь как можно скорее выкарабкаться из этого состояния, потому что слишком много невосполнимых утрат... Вообще, жизнь прошла на вычитание.... Многие мысли, которые я выражаю в моноспектакле - про меня... «Прошлое... Ну что в нем копаться? Было и было. Прошло. Будущее... Ну мы же с вами знаем, как оно призрачно. Жизнь - она здесь и сейчас! Я терпеть не могу фразу, когда говорят: "Хорошо там, где нас нет". Нет! Там, где мы есть - прекрасно! Там, где мы есть - хорошо! Полюбите координаты эти и вы увидите, как вам откроются новые горизонты...» Я считаю, что артист, особенно театральный, как никто другой, должен чувствовать время. В кино можно переснять неудавшийся кадр, перемонтировать, переозвучить, переиграть... А когда выходишь на сцену играть спектакль - очень остро ощущаешь все то, что с тобой происходит в настоящем моменте. Театр - это такая незафиксированная вспышка.

- Сегодня все больше набирает популярность новое направление в кино - фильмы в формате VR, когда кино создается при помощи камер, снимающих панораму в формате 360 градусов. Зритель погружается в виртуальную реальность и испытывает очень сильные и яркие эмоции...

- Вокруг много формы, а за ней очень мало осталось человека... А мне хочется, чтобы зритель созерцал, чтобы смотрел внутрь себя, чтобы после спектакля не вскакивал с места и не бежал в гардероб, а произнес бы тихо: "надо что-то делать", например, как это было на постановке Льва Додина "Братья и сестры", после которой публика не расходилась... Мое глубокое убеждение - никакие компьютерные новшества не заменят артиста в кадре, но артисту очень нужен режиссер, который будет думать не о технических возможностях, а о композиции и создании ансамбля. Раньше целый год уходил только на подготовительный период фильма. А сейчас, в основном, смотрят на рейтинги – медийный - прекрасно. Утвержден на роль. И, вот, начинаются съемки: она - красивая, он - весь из себя замечательный, но в кадре нет химии - герои не монтируются... Именно поэтому так важны пробы, которым сегодня так мало уделяется внимания.

- Есть интересная история в тему Ваших мыслей... На пробах к фильму "Гибель империи" режиссер В. Хотиненко поставил перед актерами - Сергеем Маковецким и Чулпан Хаматовой, претендующим на роли мужа и жены, интересную задачу: посмотреть в камеру так, как будто после этого их расстреляют... В это время фотограф сделал кадр, и ни у кого не осталось сомнений, что они будут утверждены, потому что на фото герои слились в одно целое...

- Замечательная история. Артист должен быть в замесе режиссерского замысла, а когда один играет одно, другой - другое, получается винегрет. Просто вместе с текстом актер должен услышать от режиссера правильные слова - немного, два-три, а лучше одно, а лучше глагол, который называется - "задача".

- В программе "Линия жизни" вы сказали, что камеру чувствуете позвоночником...

- Это действительно так. Мои родители познакомились на киностудии, иногда мне кажется, что меня там и зачали, потому что когда приезжаю на "Мосфильм", испытываю какие-то невероятные чувства.. В пять лет я впервые встал перед камерой. Режиссер-постановщик картины "Похождения графа Невзорова" А. Панкратов-Черный сказал мне: "Мальчик, танцуй!", и я до сих пор этим занимаюсь - танцую от печали до радости, от одной роли к другой. Я обожаю свою профессию, она заставляет меня ровно держать спину, потому что в жизни происходило много всяких событий, из-за которых можно было уже 150 раз сломать все позвонки, но профессия каждый раз держит меня и выравнивает. У меня сложились особые отношения с театром... Когда мне говорят "Ты же ушел из театра..." (в июле 2015 Максим ушел из "Сатирикона", где прослужил 18 лет), я каждый раз делаю поправку: "Нет-нет, я не ушел из театра, я сменил геолокацию..." Театр - моя необыкновенная, большая любовь... Мне нравится, когда зрители, которые видели меня только в телевизоре, приходят в театр и открывают для себя другого Максима Аверина... Мне нравится, когда подходят на улице и говорят: "Спасибо, ты даришь мне надежду, что-то во мне меняешь..." А еще я очень часто вспоминаю ответ Шарля Азнавура на вопрос В. Познера: "Скажите, были ли у вас моменты в жизни, когда вам хотелось все бросить?" Великий шансонье посмотрел на него и тихо произнес: "Перед сном - да! Утром - никогда! Утром есть надежда!"

- Максим, можете вспомнить жизненный момент, когда почувствовали, что твердо стоите на ногах?

- Понимаете, я не могу остановиться, оглянуться по сторонам и сказать себе: "Все в порядке: трехкомнатная квартира есть, Mersedes Benz есть, теперь можно отдохнуть". Ну, это же ерунда! Машины бьются, квартиры сгорают... Это не то, что подразумевает состояние "твердо стоять на ногах". Жизнь все время подбрасывает мне какие-то новые обстоятельства, например, до спектакля "Опера нищих", я два года ничего не репетировал. Это все равно, что балетному артисту два года на подходить к станку. Я очень боялся потерять форму, несмотря на то, что играл спектакли, снимался в кино, но репетиции - это другое, это - всегда экзамен, проверка - на что ты способен... Мне присылали много пьес, но я категорически не хотел принимать участие в спектаклях, которые ставятся только для того, чтобы зрители мило провели вечерок. Мне кажется, у меня еще есть порох в пороховницах, я не ощущаю, что твердо стою на ногах и что теперь можно "стричь купоны"...

- То есть, по натуре вы - бунтарь, а не глухарь?

- Скорее, я неравнодушный, неспокойный по отношению к жизни человек... Можно было бы спокойно сидеть и тихо радоваться: 25-ый сезон "Глухаря"? Снимайся. Но все естество во мне бунтует против того, чтобы делать из профессии конвейер. Так что, в этом смысле - да, я - бунтарь, а кто-то скажет "Ну и дурак! Люди мечтают заполучить работу и любовь публики, а он так глупо себя ведет..." Но я не буду делать то, что мне неинтересно.

- Есть такое мнение, что отношения с миром складывается точно так же, как складываются отношения с мамой... Вы с этим согласны?

- Я - мамин сын. Во мне есть мамина жажда жизни, ее сила характера, упрямство в какой-то степени... Я не скупаю недвижимость, не строю замки, не меняю каждый месяц машины - практически все заработанные деньги трачу на путешествия... Мне нравится любоваться цветущим миндалем и сакурой, подниматься на самые высокие точки гор и быть выше облаков, а потом, после жгучего солнца, попадать под проливной дождь, посещать музеи и театры... А сколько всего еще я не видел! Я не был в Аргентине, Бразилии, Австралии... Я открыт для потрясений, для всего нового и интересного...

- Во всем вам хочется дойти до самой сути... А можете рассказать историю преодоления и нахождения истины?

- Момент истины для меня приходит тогда, когда режиссер говорит: "Стоп! Снято!". А момент сопротивления и преодоления? Мне кажется, это вообще свойство моей жизни, потому что несмотря на то, что многие считают меня счастливчиком в профессии, я не могу сказать, что мне все легко давалось... Но я абсолютно уверен в том, что зритель не должен видеть мокрых рубашек и слышать тяжелого дыхания.

- И, тем не менее, вам нравится драматургия Брехта.... Много времени прошло после премьеры постановки Ю. Бутусова "Добрый человек из Сезуана", но до сих пор с содроганием вспоминаются зонги, исполненные Александрой Урсуляк...

- Мне нравится, что Брехт дает артисту возможность встать над ролью и на какое-то время стать судьей, вершителем своего героя, высказать свою личную позицию.. Мне посчастливилось несколько раз работать с Сашей Урсуляк на съемочной площадке, и это были лучшие мгновения моей жизни. Она - удивительный партнер, парадоксальная актриса, которая не стесняется быть некрасивой... Очень жаль, что далеко не все актрисы понимают - чем больше грима на лице, украшений и дорогих нарядов, тем старше выглядишь... Мне нравятся живые, настоящие лица, без всяких украшательств...

- На сцене и в кино лица артистов всегда освещены... Свет подчеркивает душевные переживания... Максим, а когда вы уходите со сцены и остаетесь наедине со своими мыслями и чувствами, то что видите в темноте и что слышите в тишине?

- Одно время я жил в Петербурге, в доме, в котором когда-то жил и умер Блок... Старинный дом, странная планировка, большое окно... Помню, как я однажды вернулся домой поздно вечером, после тяжелого съемочного дня, вошел в квартиру и вдруг у меня возникло ощущение, что я нахожусь в длинном-длинном колодце, по стенам течет вода, и все они какие-то склизкие, неприятные, а свет очень-очень далеко... Ад... Я долго не мог выйти из этого оцепенения и уже начал практически замерзать в этом колодце... Очень странные ощущения... "Я полюбил молчать. Смотреть внутрь себя, в огонь и воду. Теперь я ставлю во главу угла свободу. Себя от всех. Всех от себя..." Катарина Султанова.

- Каждый из нас прошел через что-то, что изменило его навсегда...

- Я очень люблю такие моменты, когда вдруг что-то происходит, как будто прямо сейчас, в эту секунду, сдвигается планета, пробегают мурашки и ты ощущаешь присутствие Бога и по-другому начинаешь дышать... Недавно, на "Мосфильме", я пришел на репетицию с оркестром, заглянул в студию, где сидел оркестр, и вдруг, в этот самый момент он заиграл "Вальс" Георгия Свиридова из музыкальных иллюстраций к повести Пушкина "Метель"... Невероятная музыка... У меня хлынули слезы, и я подумал, что сейчас, в этой студии, находится сам Бог...

- Максим, в ноябре вам исполнится 42 года. Знакомо чувство грусти и апатии, которое часто бывает перед днем рождения? Хочется что-то переиграть в своей жизни?

- Работа всегда спасает меня от любой тоски. Даже, когда я не работаю, я работаю... Над собой, над ошибками, новой ролью, сценарием... Просто, в тот день, когда я не смогу работать, я умру... Не хочу ничего переигрывать. Все события, встречи и катаклизмы, которые были в моей жизни, сделали меня сильнее, и сегодня я чувствую себя счастливым человеком... «Быть Человеком! Слышишь - Че-ло-ве-ком!!! Глядеть на мир влюбленными глазами и чувствовать, что все тебе подвластно... Прекрасна жизнь! Четырежды прекрасна планета, на которой ты хозяин...» Р. Рождественский.

Расскажите друзьям о "Максим Аверин. Координаты судьбы"